Молдавское общество слишком сложное во многих отношениях. Именно поэтому федерация лучше всего подходит Молдове, считает политолог Марк Ткачук.

В двадцатую годовщину со дня отказа Республики Молдова от подписания «Меморандума Козака» бывший советник третьего президента Молдовы Марк Ткачук объясняет, почему план был успешным, но сейчас о нём стараются не вспоминать.

«Молдавские политики стали совершенно равнодушны к приднестровскому урегулированию. Я говорю, как о правых, так и о левых политиках. Нет у них этой темы в повестке дня, в их политической ежедневной деятельности. Молдавские политики стали воспринимать государство, как нечто очень простое. Но это не так. Молдавское общество представляет собой сложно организованную социальную систему. Мы говорим о культурных, региональных, общеисторических моментах. Это всё нужно учитывать», — отметил Ткачук.

Он считает, что для таких случаев, как в Молдове, лучшей формой государственного устройства является федерация. Подобная история произошла в Швейцарии, Австрии, ФРГ, США, России. Для этого общество и элиты должны быть готовы. Но в Молдове пока всё наоборот.

«Люди перестают обсуждать приднестровское урегулирование, перестают думать о молдавском государстве, как о сложном проекте, требующему адекватных, сложных, интересных инструментов. Это зло для молдавского государства в значительной степени перевешивает все те негативные обстоятельства, которые содержались в «Меморандуме Козака» 20 лет назад», — заключил Ткачук.

Двадцать пятого ноября исполняется 20 лет с того момента, когда из-за отказа в последний момент Республики Молдова было сорвано подписание «Меморандума об основных принципах государственного устройства объединенного государства», который имел реальную возможность решить приднестровскую проблему. Для краткости в СМИ его называют «Меморандумом Козака» в честь его главного архитектора, на тот момент — спецпредставителя Президента России Дмитрия Козака

Разработанный по обращению руководства Республики Молдова, «Меморандум» базировался на наработках дипломатов и политиков по урегулированию конфликта в 90-е годы (Московский меморандум от 8 мая 1997 года). Он стал ответом на ясно и недвусмысленно выраженную в то время готовность Кишинева и Тирасполя строить общее государство на федеративной основе, планом строительства такого государства, а по сути – логическим завершением тех усилий, которые предпринимала Российская Федерация, начиная с 1992 года, когда была остановлена вооруженная фаза конфликта.