Олеся Стамате

Din păcate acest articol este disponibil doar în Rusă. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

В середину осени Молдова вступила с тремя конкретными надеждами на лучшее.

Первая связана с тем, что Владимира Плахотнюка не только за рубежом, но и на родине, наконец-то, решились хоть в чем-то обвинить.

Правда, здесь  поступили крайне удобно для себя – объявили бывшего «коадъютора» в розыск, и тот теперь, конечно же, в РМ больше не ездок (лишь официально!), а остальным теперь и делать-то нечего – завершат следствие «по верхам» и снимут с себя груз забот.

Зачем ворошить прошлое, выуживать тонны фактов, о которых и так все всё прекрасно знают, допрашивать десятки свидетелей, если процесс застопорится в самом начале – обвиняемый попросту не предстанет перед следствием. Зачем, в конце концов, очернять самих себя?!..

Вторая надежда связана с тем, что парламентская комиссия, наконец-то, обнародует итоги своего расследования по краже «миллиарда». И вот тут прокурорам, да и судьям вместе с ними, придется засучить рукава, чтобы, опираясь на выводы депутатов, призвать к ответственности очень многих деятелей.

И о третьей надежде, которая более осязаема, чем, по крайней мере, первая. Как мы помним, Венецианская комиссия утвердила законопроект о реформе Высшей судебной палаты и генеральной прокуратуры РМ.

Документ разрабатывали специалисты Министерства юстиции во главе с руководителем этого ведомства Олесей Стамате. Вместе с Комиссией было решено, что окончательная версия новаторского законопроекта будет представлена на обсуждение по факту его доработки, о чем О.Стамате сообщила в соцсетях.

По словам министра юстиции, Венецианская комиссия также дала ряд рекомендаций для дальнейшей работы над документом, самые важные из которых: – обеспечение эффективного обращения в судебную инстанцию; – понижение в должности, дисциплинарные взыскания и, при необходимости, увольнение судей и прокуроров, не соответствующих требованиям по неподкупности; – детальная разработка критериев неподкупности.

Впереди, как заметила министр, еще несколько недель упорной работы и представление окончательного варианта законопроекта. Что здесь примечательного, в целом? Нынешний министр юстиции решила пойти ва-банк. И не только потому, что Молдова, чтобы стать развитой страной, должна быть более прозрачной с точки зрения того, как здесь вершится закон. А еще и потому, что, раз уж новая власть встала на путь борьбы с незаконными деяниями крупного капитала, – то внешние партнеры должны видеть, – и запоминать, – каждый шаг в этом направлении, когда ряд государственных деятелей намерены действовать в интересах народа, а не ради очередного передела сфер влияния.

В этом случае не будет профилированных органов, которые, сыграют выгодную лишь для самих себя партию, столкнувшись с делом Плахотнюка, державшего на долларовой игле почти всех работников юстиции в нашей стране. Не будет и других, которые «отмажут» фигурантов кражи «миллиарда». Не будет вездесущего кумовства и «звонков другу». Правда, до этих реалий еще многое предстоит сделать. Но начало, благодаря команде Олеси Стамате, уже положено.

Николай Костыркин