Din păcate acest articol este disponibil doar în Rusă. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Реформа прокуратуры, инициированная демократической партией  Молдовы на деле свелась к тому, чтобы лишить генеральную прокуратуру реальных рычагов влияния и создать в системе две отдельные структуры: антикоррупционную прокуратуру и прокуратуру по борьбе с организованной преступностью. Об этом в эфире одного из частных телеканалов рассказал глава генпрокуратуры Александр Стояногло. Он подчеркнул, что эти нововведения практически привели к гибели системы.

По словам Стояногло, антикоррупционная прокуратура и прокуратура по борьбе с организованной преступностью были своеобразными государствами в государстве и  абсолютно не подчинялись генеральной прокуратуре, их деятельность никем  не контролировалась.

По сути главы этих двух прокуратур были вне иерархии и подчинении, а были  сравнимы, разве что, с Папой Римским.

«По положению вещей, которые мы имели – эти прокуратуры не подчинялись Генеральной прокуратуре. Генеральная прокуратура не располагала какими материалами о деятельности этих прокуратур» – отметил Стояногло.

Генпрокурор отметил, что бывший генпрокурор Эдуард Харунжен практически не обладал инструментами контроля над этими прокуратурами не сильно пытался использовать  даже тот скудный инструментарий, который у него был. Однако по убеждению нынешнего генпрокурора вмешательство главы генеральной прокуратуры было крайне необходимо для того чтобы положить конец чинимыми прокурорами анти – коррупции беспределу.

«Прокуроры разделили прокуратуру на две части.

Вы правильно сказали, что там настоящие группировки, которые выясняли между собой отношения и конкурировали. Я далек от того что в эти группировки входили все работники прокуратуры. Потому  что вокруг прокуроров были сформированы группы приближённых прокуроров, которые творили весь беспредел, который имел место ранее. Генеральный прокурор до определенного времени был неким балансом сил. После того, как господин Харунжен  был отправлен в отставку – эти отношения обострились. Это просто перешло в открытое выяснение отношений» – заявил Александр Стояногло.

Генпрокурор  подчеркнул,  что Виорел Морарь занимавший тогда пост главы антикоррупционной прокуратуры, пытаясь предотвратить эту войну и подмять под себя контроль и над прокуратурой по борьбе с опорганизованной преступностью провел операцию по отстранению  с поста главы данного ведомства Виорела Киторагэ,способствовав назначению своего приближенного соратника Дорина Компана. Как подчеркнул нынешний глава генпрокуратуры таким образом Виорелу Морарю удалось получить практически полный контроль над всей системой прокуратуры.

Именно поэтому, по мнению Стояногло, Виорел Морарь категорически противился назначению на пост генерального прокурора человека из системы, предпочитая, чтобы эту должность занял представитель гражданского общества, которому были бы отданы исключительно менеджерские полномочия.

«Главная  задача господина Мораря и его команды заключалась в том, что во главе Генеральной прокуратуры был прокурор, который пришел бы  с  гражданского общества, то есть, человек, который бы был просто менеджером. Ему не нужен был прокурор, которого интересовала бы реальная ситуация в этих ведомствах и вообще с системе прокуратуры»- отметил Стояногло.

В эфире этой же передачи Виорел Морарь попытался опровергнуть обвинения, выдвинутые против него Александром Стояногло.