Слусарь

Din păcate acest articol este disponibil doar în Rusă. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Специальная парламентская комиссия парламента по расследованию нарушений в банковском секторе Молдовы получила от Нацбанка страны ряд документов, проливающих свет на то, что произошло осенью 2014 года, сообщил председатель структуры, вице-спикер законодательного органа Александр Слусарь, которого цитирует Sputnik, на пресс-конференции в понедельник.

Ранее эта спецкомиссия потребовала возбудить уголовные дела по факту служебной халатности в отношении экс-премьера Юрия Лянкэ, бывшего главы Нацбанка Дорина Дрэгуцану, экс-спикера парламента, бывшего руководителя Минэкономики Андриана Канду и бывшего министра финансов Анатола Арапу.

„Вот протокол от 7 ноября 2014 года. С него снят гриф „секретно”. На заседании национальной комиссии по финансовой стабильности присутствовали Лянкэ, Дрэгуцану, Канду, Арапу, Герман, Виктор Бодю. На этом заседании в секретном порядке приняли решение о предоставлении (государственных) гарантий на сумму до 9,5 миллиарда леев”, – сообщил Слусарь.

По его словам, тогда глава Нацбанка пришел с планом действий в чрезвычайной ситуации – „со слезами, что все теряем и банки умирают, системе надо срочно предоставить гарантии, так как нависает катастрофа”.

„И ни слова о контроле процесса, что происходило в тех трех банках, какая ситуация в них на тот момент, надо ли вводить специальное администрирование или нет, как решать ситуацию. Ничего этого нет”,- сказал Слусарь.

Далее, продолжил депутат, последовало постановление правительства №938 и подписание гарантий на тот момент министром финансов Анатолием Арапу. „Канду говорил, что есть фильтры, „простой премьер-министр” Лянкэ просто подписал, а Дрэгуцану – что все пропадет, если не предоставить через государственные гарантии кредитную линию”, – добавил парламентарий.

Он обратил внимание, что уже 28 ноября было введено спецадминистрирование в Banca de Economii (BEM) и Banca Sociala, а в Unibank спустя еще месяц. Любопытный вопрос, по словам Слусаря, что же произошло за эти 20 дней.

Как отметил депутат, он получил от Нацбанка некоторые документы, которые продолжают носить гриф „секретно” о кредитах и вложениях в этих финучреждениях за период 7-27 ноября.

„Эти три банка за три недели предоставили кредиты только юридическим лицам на сумму в 25,5 миллиарда леев. Есть еще и физические лица – там несколько сотен миллионов”, – заявил он.

По его словам, „за три недели после того, как было принято решение, что эти три банка находятся в тяжелом состоянии и у них нет ликвидности, из BEM, Banca Sociala и Unibank было выведено в форме кредитов свыше 25 миллиардов леев”.

„Есть презумпция невиновности. Я не прокурор и не судья, но для меня, как гражданина страны, как депутата парламента, люди, которые допустили эти вещи, – преступники. И первый из них Дорин Дрэгуцану. Потому что Нацбанк по процедуре ежедневно получает информацию, сколько денег входит или выходит из того или иного банка”, – сказал Слусарь.

Парламентарий подчеркнул, что после 7 ноября у Национального банка была возможность ежедневно проверять, что происходит в каждом из упомянутых банков.

„Предоставление кредитов из этих банков проходило под носом у Нацбанка, под носом Дрэгуцану, который должен был ежедневно проверять, что происходит и первым забить тревогу и вводить спецадминистрирование”, – сказал Слусарь.

По его словам, Дрэгуцану должен был ввести специальное администрирование в BEM, Banca Sociala и Unibank еще марте 2014 года, но вместо этого выступил с предложением о выдаче госгарантий.

„Ни министр экономики, который заботился о фильтрах, ни министр финансов, ни даже премьер, не спросили его, исходя из этого протокола этот вопрос вообще не поднимался, какова реальная ситуация в этих трех банках, что с ними делать. Если мы выделим 9,5 миллиарда, которые преобразуются в государственный долг, не стоит ли там ввести в срочном порядке специальное администрирование”, – добавил он.

Он пояснил, что все цифры, которые поступили от Национального банка, будут включены в итоговый отчет спецкомиссии, который планируется представить парламенту. Слусарь надеется, что это расследование станет полезным и для прокуратуры.

Sputnik пытался связаться с Андрианом Канду, однако он не ответил на звонки.

Что надо знать о спецкомиссии

Специальную комиссию по расследованию нарушений в банковском секторе молдавские парламентарии сформировали на заседании 10 июня. От ПСРМ в нее вошли депутаты Владимир Цуркан, Владимир Головатюк, Адриан Лебединский, от блока ACUM – Александр Слусарь, Дмитрий Алайба, Лилиан Карп.

Изначально членам этой комиссии выделялось на работу 60 дней. Но депутаты решили, что этого времени будет мало, и назвали срок в 90 дней. Все потому, что подлежащие изучению временные рамки расширили: планировалось, что депутаты рассмотрят период с 2013 года, однако в итоге договорились начать с 1 января 2010 года.

Следственная парламентская комиссия решением законодательного органа получила доступ к полному тексту отчета Kroll-2 – частного детективного агентства, проводившего расследование нарушений в банковской системе. К расследованию депутаты подключат все необходимые государственные институты.

Банковский скандал

В 2014 году в Молдове стало известно, что три банка – Banca de Economii, Banca Sociala и Unibank, владеющие почти третью банковских активов страны, вывели за пределы государства около миллиарда долларов. Банки ликвидированы, имущество выставлено на продажу, чтобы компенсировать часть пропавших денежных средств. Расследованием ситуации по решению Национального банка Молдовы в 2015 году занялась международная компания Kroll и Steptoe & Johnson LLP. В июне 2018 года Генеральная прокуратура представила стратегию возвращения украденных из трех банков денег, тогда было обещано, что правоохранительные органы будут отчитываться о результатах каждые полгода. Парламент Молдовы на заседании 10 июня принял решение о создании специальной парламентской комиссии „по расследованию всех обстоятельств девальвации банковской системы Молдовы и банковского мошенничества”.