Din păcate acest articol este disponibil doar în Rusă. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Жительница столичного сектора Рышкань осталась без квартиры в результате кражи её персональных данных, ещё одна женщина лишилась земельного участка и строящегося дома в секторе Буюкань. Суд признал виновными трёх обвиняемых и приговорил их к 18, 12 и, соответственно, 5 годам и 6 месяцам лишения свободы, передаёт IPN.

Прокуратура по борьбе с организованной преступностью и особым делам (ПБОПОД) уточняет в пресс-релизе, что возраст осуждённых мужчин составляет от 27 до 42 лет, все они – жители столицы. Один из них уже был осуждён в 2017 году, за мошенничество, и в настоящее время отбывает наказание.

Преступные схемы были реализованы в 2014–2015 годах. Как поясняет прокуратура, подсудимые добывали личную информацию владельцев, в том числе, в Кадастровом офисе. Затем они приходили к нотариусу в сопровождении лиц с похожими чертами лица, которые предъявляли поддельные удостоверения личности и оформляли доверенности, в соответствии с которыми они уполномочивали завербованных третьих лиц продать их недвижимость.

„Последние оказались лицами из уязвимых категорий: одним из них был бездомный, другим – человек с проблемами психического здоровья. Первому обвиняемые помогли вернуть удостоверение личности, которое он оставил в залог за долги; для второго мужчины они купили презентабельную и дорогую одежду, предоставив её для участия во встречах, организуемых для продажи недвижимости, чтобы придать ему, как продавцу, ухоженный и заслуживающий доверия внешний вид”, – говорится в сообщении.

Эти же обвиняемые признаны виновными в том, что они приватизировали квартиру, предъявив поддельные документы Кишинёвскому муниципальному совету. Общая сумма причинённого ими ущерба превышает два миллиона леев.

Прокуроры ПБОПОД намерены обжаловать приговор, вынесенный судьями в отношении лиц, приговорённых к 18 и к 12 годам тюрьмы, поскольку считают его слишком мягким. В отношении третьего осуждённого, являющегося лицом с ограниченными возможностями, приговор обжаловаться не будет.