Din păcate acest articol este disponibil doar în Rusă. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Выводы парламентской комиссии по расследованию приватизации и концессии относительно Кишиневского аэропорта являются необоснованным популизмом, а сама парламентская трибуна используется исключительно в политических целях, – считает экс-министр экономики Валериу Лазэр.

Он сказал в четверг на пресс-конференции в агентстве „ИНФОТАГ”, что возмущен заявлениями представителей власти, которые расценили передачу аэропорта в концессию компании Avia Invest, как „предательство интересов государственной безопасности”.

„Если бы меня пригласили на заседание этой комиссии, то я бы объяснил ее членам, что Кишиневский аэропорт приравнивается к государственной границе. Там физически присутствуют офицеры из трех специализированных структур – МВД, Таможенной службы и Службы информации и безопасности. Абсолютно нелогично обвинять Avia Invest в создании брешей в национальной системе безопасности. Если были случаи, когда люди или товары прошли через аэропорт без таможенного контроля, то нацбезопасность действительно под угрозой, однако не Avia Invest в этом виноват, поскольку он лишь обеспечивает функционирование наземной инфраструктуры”, – подчеркнул экс-министр.

По его словам, заявления представителей власти о незаконности процедуры передачи аэропорта в концессию ставят под сомнение юридическую экспертизу большого количества госорганов, которые давали свои заключения.

„Правительство приняло четыре постановления на эту тему. Все они разработаны с привлечением юристов Агентства государственной собственности, получили заключения министерства экономики, а также всех других заинтересованных министерств и государственных агентств. После этого постановления оспаривались в Конституционном суде, по ним проводились парламентские слушания. Никто никогда не ставил под вопрос легальность. Любое объективное расследование покажет, что нет повода для пересмотра результатов конкурса (по отбору концессионера – „И.”) с точки зрения законности”, – считает Лазэр.

Он напомнил, что мастер-план развития аэропорта, разработанный в 2010 г. немецкой компанией, содержит прогноз и даты достижения критического уровня потока пассажиров, до которых необходимо обеспечить определенную инфраструктуру, чтобы избежать транспортного коллапса.

„Анализ показал, что к 2015-2016 гг. мы достигнем критического момента, когда ежегодный поток пассажиров увеличится до 1,5 млн. К 2018 г. поток пассажиров должен был увеличиться на 50%, однако в реальности он вырос еще быстрее. Это произошло по непредвиденным причинам, одна из которых – военный конфликт на востоке Украины. Многие пассажиры отказались от полетов через Одессу или транзитом через Киев”, – пояснил экс-министр.

По его словам, плата в девять евро, взимаемая с пассажира согласно контракту концессии, необходима для обеспечения своевременных инвестиций в инфраструктуру аэропорта с целью преодоления критических моментов, которые создает рост потока пассажиров.

„Студенты второго курса Экономической академии знают, что нет предприятия, которое предоставляла товар или услугу без включения в тариф инвестиционный компонент. Эта плата существует давно, поскольку является условием, установленным Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР). Я допускаю лишь то, что депутаты комиссии правы, когда говорят, что сумма, собранная с пассажиров, превышает необходимую”, – сказал бывший чиновник.

Он отметил, что Avia Invest инвестировала в аэропорт 87 млн. евро к концу 2018 г. Однако, по его подсчетам, сумма, собранная с пассажиров, составила 51 млн. евро, что намного меньше, поскольку плата в девять евро не взимается с прибывающих пассажиров, детей до двух лет и пассажиров новых рейсов в первые 12 месяцев. Более того, он утверждает, что без сдачи аэропорта в концессию, аэропорт смог бы собрать только 10% от суммы необходимых инвестиций для преодоления критической точки.

По его словам, пункт в контракте, согласно которому все споры по поводу концессии решаются в молдавских судах, не гарантирует государству защиту от негативных последствий от прекращения контракта, поскольку „справедливый суд будет основываться на выводах независимой экспертизы, а не парламентской комиссии”.