Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Николай Костыркин, специально для Pravda.md

Недавно в свет вышла новая книга Сергея Скрипника «Смерть в рассрочку-2».

Сергей Скрипник – писатель, публицист, телеведущий, автор многочисленных проектов на военную тематику. Многогранный богатый опыт свой он переносит на бумагу, рождая новые повести, рассказы, романы и стихотворения.

Вторая часть дилогии, – а, может, это будет трилогия (?), – «Смерть в рассрочку» возвращает нас в социально-политический срез событий конца 90-х в Молдавии. И, хотя, речь идет о художественном произведении, тем не менее, контекст повествования – подлинные события из недавней истории СССР, России и Молдавии, а прототипы многих героев весьма узнаваемы.

Сюжет читаемого на одном дыхании романа построен вокруг участника Афганской войны, а в момент повествования – преуспевающего банкира Игоря Кондратюка, которого события его «прошлой» жизни не отпускают, заставляя снова окунуться в водоворот событий. Гостайны, спецслужбы, архивы, за которыми охотятся с обеих странах, тайны КГБ и Ахмат Шаха Масуда, интересы высокопоставленных чиновников, политиков и даже президента Молдавии – все это соединено в лихо закрученный шпионский сюжет, близкий нам по времени и месту действия.

Читатель «смотрит» на повествование преимущественно глазами главного героя, вникает в его размышления и следует за логикой его действий, погружаясь в «оперативную философию» боевого офицера, немало повидавшего и пережившего. Грустно, что эта порода людей, взращенных на правильных идеалах, уже не столь многочисленна, как раньше, и постепенно переходит в статус лиц третьего возраста. А смены им, в частности, в Молдавии, увы, нет.

За 20 лет с небольшим в нашей стране мало что изменилось из того, о чем повествует автор, – те же продажные политики, стремящиеся извлечь выгоду из бед различных категорий населения; тот же печальный рефрен о Приднестровье: «Два разных государства, и граница здесь настоящая». Правда, Кишинев уже давно не воспринимается в Москве, как столица бывшей провинции, и отношения между нашими странами благодаря проискам многочисленных реваншистов уже не такие теплые, как прежде. Но остаются воспоминания, иногда переходящие в художественной форме на станицы книг, что для общего фона народной памяти чрезвычайно важно.