Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Оперативный блиц-визит замглавы Администрации Президента России Дмитрия Козака в Германию сигнализирует о продолжении совместной работы Москвы и Берлина по урегулированию территориальных конфликтов в Восточной Европе

13 мая по приглашению немецкой стороны с рабочим визитом в Берлин направился заместитель главы администрации президента России Дмитрий Козак. Некоторые журналисты уже успели окрестить этот вояж «полусекретным», ожидая от него самых непредсказуемых последствий. В качестве главной темы визита было заявлено обсуждение ситуации на востоке Украины. Кроме этого, по некоторой информации, в ходе него также был установлен личный контакт с помощником Ангелы Меркель. По итогам встречи журналистам были озвучены дежурные тезисы о том, что общение прошло в конструктивном и деловом ключе. Кроме того, участники консультаций договорились о дальнейших совместных действиях для решения непростых задач на украинском направлении.

Отсутствие анонсов предстоящей поездки, а также организация встречи между уполномоченными представителями лично, невзирая на санкционные и карантинные ограничения, позволяет предположить, что необходимость такого двустороннего контакта возникла по ряду срочных и неотложных обстоятельств. По какой именно причине Берлин и Москва решили сверить часы по актуальным вопросам, возможно, станет уже ясно в самое ближайшее время.

Не секрет, что внутри Европейского союза уже несколько лет идут непростые внутренние дискуссии относительно дальнейшего формата взаимоотношений с Российской Федерацией. Европейский бизнес давно сигнализирует еврочиновникам о своих ожиданиях по смягчению политики в отношении России, рынок которой представляет особый интерес как для инвесторов, так и для производителей из ЕС. По убеждению некоторых европейских экспертов, с каждым годом Брюсселю все сложнее удерживать «санкционное единство» своих членов в отношении Москвы, в связи с чем ЕС нуждается в определенном переосмыслении и переформулировании своей позиции в отношениях с восточным соседом.

Так, можно обратить внимание на обнародованный в конце апреля этого года доклад «Мир в Украине: европейская война», подготовленный Международной кризисной группой (International Crisis Group, ICG), который вызвал большой резонанс в общественно-политическом дискурсе Евросоюза, России и Украины. В своих рекомендациях специалисты центра предлагают Западу инициировать стратегический диалог с российской стороной относительно безопасности на европейском континенте, а также пересмотреть санкционную политику ЕС в сторону большей гибкости, которая могла бы стимулировать Кремль к практической коммуникации с прицелом на конкретные результаты.

Кроме того, в своем докладе эксперты подчеркивают, что российские власти воспринимают разрешение ситуации на востоке Украины, а равно и иные неурегулированные конфликты на постсоветском пространстве не в качестве основы кооперации в сфере европейской безопасности, а как один из элементов противостояния с Западом. Причем, по мнению Кремля, преследующий цель сдерживать, ослаблять и в итоге принудить Москву к невыгодным условиям дальнейшего сосуществования.

Как известно, последнее время Дмитрия Козака, вернувшегося на высокие орбиты Кремля, считают куратором приграничных с Евросоюзом постсоветских стран — Украины, Беларуси и Молдовы. Если украинское досье для Козака во многом новая тема, то с молдавским направлением, которое вряд ли можно рассматривать в отрыве от украинской повестки, российский чиновник знаком уже давно и весьма глубоко. Более того, происходящие сегодня в Молдове кризисные процессы актуализируют молдавский вопрос для Москвы и Берлина. Несмотря на объективные различия в подходах к конфликтному урегулированию, у этих двух столиц имеется достаточно опыта и мотивации для выстраивания устойчивой модели региональной безопасности, основанной на балансе и распределении сфер влияния. В сущности, принципы, положенные в основу Мезебергской инициативы 2010 года, сохраняются в российско-германской повестке.

В этом смысле есть достаточные основания считать, что в Берлине собеседники также обменялись мнениями и по вопросу приднестровского урегулирования, поскольку оба конфликта неразрывно связанны с широким контекстом взаимоотношений Запада и России.

Следует отметить, что для Москвы текущие отношения Кишинева и Тирасполя вряд ли развиваются по прогнозируемому сценарию, как и вся ситуация в Молдове, где лояльный большому восточному партнеру президент находится под нарастающим прессингом прозападной оппозиции. В этих условиях его переизбрание на второй срок является непростой задачей. А ведь именно с ним Москва связывала большие надежды по апробированию сбалансированного формата сотрудничества с Западом на примере этой маленькой страны, разделенной 30-летним конфликтом.

Одновременно с этим застопорилось и урегулирование на востоке Украины, где в начале этого года ожидались прорывные решения, в частности формирование переговорного механизма, впервые предполагавшего прямую коммуникацию между центром и мятежными регионами. Из-за пандемии данные планы были отложены, и не понятно, будут ли реализованы даже после окончания карантинных ограничений. Что, очевидно, также не вызывает оптимизма у их создателей.

При этом в Берлине и в Москве отчетливо осознают, что складывающаяся в мире неблагоприятная обстановка и зависимость многих развивающихся экономик от Германии и России — это одновременно и хороший шанс попытаться прочертить контуры возможных развязок по актуальным вопросам стратегического взаимодействия, реализация которых может поспособствовать преодолению социально-экономического кризиса в Европе. Остается только понять, достаточно ли ресурсов у российских и немецких политиков, чтобы добиться поставленных задач, к конкретизации которых, судя по всему, стороны уже приступили.

Сергей ЧЕБАН

 

Главная